Главная | События | Фото | Видео | Живопись | Поэзия | Рассказы | Статьи | Наши песни | Мои песни | Я пою | Гост. книга | Контакты

Рассказы
------------------------

Горнячка
Яблоки в самолете
Стрельба по сигаретам
Первая женщина
Милицейская забота
Мусик
Памирский прижим
Телесные пребывания
Эскадрилья
На улице Пионерской
Хата у космосі
Створення всесвіту
Правила виживання


 
...\ Горнячка



      Нет, это не женщина, живущая в горах. Это нечто иное, невидимое и вредное - в отличие от женщины.
      Горная болезнь - так называется официально этот феномен, знакомый лучше или хуже почти всем, кто путешествовал в горах. А проявляется он весьма просто. Если быстро подняться на большую высоту, где организму мало кислорода, то кроме стандартного чувства нехватки воздуха на тебя наваливается рецидив твоей равнинной болезни. Вот и все. Ни волосы не синеют, ни глаза становятся трехугольными (хотя причин на то предостаточно). Хворал на печень - получи обострение. Лечил легкие антибиотиками - вот тебе воспаление легких. У кого повышенное слегка кровяное давление - начинается такой стук пульса в голове, что хочется ее сунуть в снег и забыть вынуть...
      Симптомы индивидуальны, хотя есть и общие для многих людей признаки. Например, кровь из носа, общая апатия, заторможенность или, наоборот, необычная веселость и реактивность - это когда еще более серьезные признаки не проявились.
      Но все это как бы впонорошку, несерьезно, это словно намек. Хотя я и не знаю, что было с теми, кто не внимал намекам и не уходил поскорее вниз.
      Горнячка не лечится. Она сама уходит, если тело поместить в среду с более высоким атмосферным давлением. А сделать это без барокамер можно только методом спуска вниз на несколько сот метров по вертикали.

      Заалайский хребет встретил нас в таком прекрасном метеорологическом состоянии, что мы, выгрузившись из автобуса в Заалайской долине, без труда и с интересом пошли набирать высоту и с грузом (!) поднялись за 2 дня на высоту около 3,5 км. Поэтому на третий день, окончившийся блестящим скоростным подъемом на высоту 4200, к вечеру, по скалистой бивуачной площадке (три палатки на камнях) бродили два товарища и стонали каждый от своего горя. Это к ним пришла горнячка. У одного температура 41, у другого жуткая головная боль, как дожили до рассвета - знают только они, а на рассвете они ушли вниз, в базовый лагерь.
      С первого же дня "болел" и наш ветеран - горный инженер Вадим. Ему было 48 лет, но кроме того у него было огромное желание удостоиться звания "Мастер спорта СССР". И потому он нещадно гнал свое тело на высоту, поглощая при этом страшное количество таблеток от желудка. Что у него было с желудком - одному богу известно. Но периоды болезненности сменялись периодами подъема, т.е., горнячка отступала, и в эти моменты он успевал "прошмыгнуть" вместе с молодежью какой-нибудь очередной перевал.
      Потом еще много было случаев - чуть ли не с каждым, когда наваливалось нечто и приходилось лежать с компрессом на носу, затихать, успокаиваться, сживаться с высотой.
      Горнячка во всем своем жутком величии давала нам урок, которого мы не удостоились в более комфортных кавказских походах.

      Вообщем, поход, называвшийся громким термином "экспедиция", начался коряво и так же сучковато продвигался к концу. На одном из ледников, прямо перед перевальным взлетом, мы вынуждены были организовать дневку, как бы для акклиматизации. Потому что это была уже не акклиматизация, а пережидание плохого самочувствия. Обычно через две недели при правильном старте группа как раз достигает пика работоспособности. А мы болели. Болели нещадно и неожиданно в самых неподходящих местах. И вот таким образом отлеживаясь на высоте 4800м, мы готовились к первопрохождению перевала высотой 5300-5600 метров. Это - в Заалайском хребте. За ним - грозная река Мук-Су, а дальше Центральный Памир, мечта идиотов, хребет Петра Первого, пик Москвина, пик Коммунизма и прочие прекрасные вершины. А мы по эту сторону - лежим, блюем и травим анекдоты.

      И вот наступили, представьте себе, победные дни... Мы вышли в наш последний длинный переход, целью которого был поселок Ляхш с его уже почти родным маленьким аэродромчиком (я приземлялся на нем 7 лет назад, в составе группы Олега Бандуры, проводившего в этих местах свое первое руководство походом 4 категории сложности). Стояла жара. Путь проходил по безводной местности. Мы часто останавливались для отдыха. И вот на одном из привалов, Гоша, 22-летний "лось", сын нашего руководителя, присев на рюкзачок возле папы (а именно такова и была кличка нашего шефа - "папа"), так вот, Гоша присел у "Папы" и, закатив к жаркому небу свои бесстыжие глаза, спросил громко: "Папа, а что такое горная болезнь?"

Я ожидал любой реакции "Папы" - от саркастического смеха до кисло-иронической улыбки, дескать, что тут говорить, парень, ты же сам все видел, все понятно без слов ...
Но "Папа", как ни в чем не бывало, начал лекцию ...

"Они оба больны" - сказал я себе и, расслабившись, записал в свой путевой блокнот еще один симптом горной болезни - равнодушие.





Паламарчук Александр
2003



Гостевая книга

         Арт-Базар - сайты киевских художников  
© Alexander Palamarchuk
2000-2018, Kiev, Ukraine