Главная | События | Фото | Видео | Живопись | Поэзия | Рассказы | Статьи | Наши песни | Мои песни | Я пою | Гост. книга | Контакты

Рассказы
------------------------

Горнячка
Яблоки в самолете
Стрельба по сигаретам
Первая женщина
Милицейская забота
Мусик
Памирский прижим
Телесные пребывания
Эскадрилья
На улице Пионерской
Хата у космосі
Створення всесвіту
Правила виживання


 
...\ Стрельба по сигаретам



      Отправляясь в чужую страну, следует очень внимательно ознакомиться с самыми главными народными обычаями, схемами поведения, словечками и даже жестами и знаками ... Иначе... можно найти на свою задницу незапланированные, но самое главное - опасные приключения.

      Традиционно в Приэльбрусье попадают на автобусе из Минеральных Вод, въезжают в Баксанское ущелье, минуют Тырны-Ауз, а выше и через полчаса езды - поселок Верхний Баксан, конечная. И любуйся снова Баксаном, как в сказке (точно по песне).
      Мы же запланировали пробраться в Баксанское ущелье с севера, из-за спины большой горы Эльбрус. Во-первых, интересно посетить новое место, а во-вторых - мы набирали аж 80 километров маршрута! А это так приятно, поскольку нужные 180 км попробуй намотай где-нибудь в горах с короткими долинами - замучаешься перевалы ходить и считать. Тем более, что много перевалов планировать не разрешалось с целью обеспечения безопасности. И это очень правильно.

      Конечно, мы эти 80 км проехали в грузовике, а дальше, по бездорожью, пошли пешком. Мы так делали часто, чтобы поберечь ноги от оббивания их об дорогу. Потому что настоящая дорога, о которой поют все романтическо-туристические песни - это именно бездорожье.

      ... Группой из 11 человек мы второй час медленно шли на подъем. Впереди далеко виднелась гряда гор. Правее - широкое плато в северном отроге Эльбруса закрывало собственно саму вершину. Тропа забирала все круче и выше и дальше от реки. Река текла на север. Мы шли на юг. Вечерело. Хотелось уюта, приюта, особенно - чая и еще больше - покоя. Но ничего похожего на стоянки не просматривалось.

      Вдруг из-за перегиба, сверху, раздался голос. Через 40-50 метров мы вышли на относительно пологое место и увидели пастушью хижину, а перед ней - пастуха-кабардинца, орущего на лошадь. Лошадь узрела нас и начала быть копытами с удвоенной силой. Кабардинец тоже заметил нас и тоже удвоил силы. Потому лошадь сдалась, обмякла и разрешила кабардинцу залезть в седло.

      Развернув лошадь, он двинулся к нам, сидящим и полулежащим на своих тяжелейших и мокрых со спины рюкзаках. Короткое приветствие - хозяин гор слегка говорил по-русски,- перешло во всеобщий галдеж по поводу красоты природы и, в частности, красоты его лошади. Но пастух на это все реагировал вяло, его внимание перешло на меня, точнее - на дым моей сигатеры - я полулежал у земли, опершись об рюкзак и курил (что за привал без сигареты!).
      - Ест закурит? - спросил "джигит" (я дал ему сразу почему-то такую кличку), - а я вместо того, чтобы достать из рюкзака пачку (это же хлопоты какие! - расшнуровывать тесемочки, рыться в пакетах, чтобы найти нужный, да и не сверху он у меня лежит, потому как не есть "самым необходимым"),- я, следуя этому внутреннему голосу лени, начал с того, что предложил ему слезть с лошади.

      Реакция была неадекватной: "джигит" стеганул лошадь, круто развернул ее и поскакал к хижине! Все ошарашенно смотрели вслед, не понимая, что произошло. А он резко вбежал в дом и тут же выскочил с винтовкой наперевес!!! Какой обидчивый! Метров 50 было между нами - до сих пор помню (сколько лет прошло), как он торопливо что-то там заряжал на ходу, направляясь в нашу сторону. Ну и поворот! Вот он перешел на рысцу, а во мне включился аварийный командоаппарат, который выдал команду - пора смываться, даже если и не пуля у него, а дробь, или даже если не дробь, а только соль - это все равно неприятно. Надеяться же на то, что он не попадет или не умеет стрелять - было бы вообще полным идиотизмом...

      Впервые в жизни на меня наводили реальный, а не киношный, ствол, это был реальный кабардинец с его реальной обидой и бессознательными, но глубоко укоренившимися, правилами уважения и почитания, которые я, очевидно, нарушил.

      В один момент я уже был на ногах, в низкой стойке (мой огромный рюкзак некоторое время мог меня прикрывать) рванул бегом назад, откуда мы пришли, и через метров 20 свернул направо по ложбине, оказавшейся началом длинного, глубокого, крутого кулуара, тянувшегося вниз, в долину.

      Я бежал, нет, я летел!!! - я падал вниз, отбиваясь от встречных полок и камней ударами обеих ступней одновременно (что-то наподобие лыжного фристайла), с небольших (2-3 метра) обрывчиков просто прыгал, страхуясь по приземлении ледорубом, глиссер по траве и сыпухе, повороты вдоль русла, разгон в глиссере и снова прыжок! - еще прыжок!! - я не помню, как долго я так грохотал вниз по кулуару - помню только впечатление - на меня наезжает, как автодорога, неизвестное мне сухое каменистое русло и проглатывает меня, а я должен в него погрузиться, но только не упасть! - а внутренне зрение крутило картинку - жена, 5-летняя дочь... а в мозгу одна мысль - "неужели вот так просто жизнь может быть убита мудаком в папахе в горах за что"... сердце билось так, что ничего другого я не слышал, спина была мокрой, пот затекал в глаза, надо было передохнуть.

      Залег в расщелину между камней, вжался в теплую еще землю и затих... Безвыходность ситуации отошла на второй план. Я дышал, дышал, дышал, появилась боль во многочисленных царапинах и ссадинах на руках и ногах (и даже на боках...). Частота пульса снизилась, взгляд начал реально воспринимать окружающий ландшафт. И вот он обнаружил на другой стороне долины отару овец, а с ними и пастуха - явно это они тут вместе и живут. И вот тот, далекий, пастух, подавал знаки моему "джигиту", как меня найти... Да уж... куда тут убежишь... Какое-то знакомое мерзкое чувство всплыло... Чувство охоты на тебя... Это был Кавказ, 1976 год, поселок Дзинага, почтовая заброска и облава... (рассказ "Караугом-76" еще не написан).

      Не успел я вдоволь надышаться, а уже остыл. Теперь не земля грела, а моя спина грела остывшие камни. Солнце опустилось и в кулуаре было уже далеко не так комфортно, как вначале. Меня выследили и надо было спокойно сдаваться, чтобы без пальбы. Надо мной появилась тень джигита, он перекрикивался с "дальним" пастухом, видимо, уточнял триангуляционную задачу... Я медленно встал из укрытия, конь затоптался на месте, сбросив на меня пару мелких камней, тень всадника закрывала полнеба, лица всадника я не видел, но его злобное поле докатывалось до моего нутра и нужно было быть готовым ко всему...
      - Все, - говорю,- ладно, признаю свою вину за нечаянное оскорбление, - говорю... Может так, а может, по-другому, но я что-то пробормотал, а "джигит" в ответ замахнулся своим "томагавком" и сопроводил жест ругательствами (так мне показалось по интонации, ибо слова были кабардинские). Я начал медленно подниматься мимо его лошади, все еще тяжело дыша... Путь был неблизкий, как оказалось. Мы медлено шли, я - не поднимая головы и опираясь время от времени на ледоруб, джигит только похлестывал лошадь и потихоньку добрел (это я тоже чувствовал).

      В какой-то момент я отважился, остановился и, развернувшсь к джигиту, протянул ему руку. - Мир, - говорю.   - Давай дружба, мир. Он наклонился со своего царского коня, пожал мне руку и тут же преобразился, особенно когда я объяснил, что в рюкзаке у меня для него есть пачка сигарет.

      У хижины потом стояли недолго. Темные тени накрыли долину, нам еще нужно было пересечь реку и подняться в рощу, где и планировалось ставить лагерь. "Джигит" навьючил свою лошадь четырмя нашими рюкзаками и за минут 45 доставил груз по назначению. Расстались тепло, как только можно.

С тех пор я никогда никому не отказываю в сигаретах.
И никогда не предлагаю джигитам слезть с коня.





Паламарчук Александр
2003


Гостевая книга

         Арт-Базар - сайты киевских художников  
© Alexander Palamarchuk
2000-2018, Kiev, Ukraine