Главная | События | Фото | Видео | Живопись | Поэзия | Рассказы | Статьи | Наши песни | Мои песни | Я пою | Гост. книга | Контакты

Рассказы
------------------------

Горнячка
Яблоки в самолете
Стрельба по сигаретам
Первая женщина
Милицейская забота
Мусик
Памирский прижим
Телесные пребывания
Эскадрилья
На улице Пионерской
Хата у космосі
Створення всесвіту
Правила виживання


 
...\ Памирский прижим



Памир большой. И в любом его месте можно запросто остаться, того не планируя. Потому что горы - это целое собрание опасностей. А нам просто повезло. Вот о чем речь.

Хребет Петра Первого - это район северного Памира. Здесь и проходил наш маршрут, красиво и спокойно. 7 мужчин и 3 женщины, при этом среди них - три семейные пары, все студенты, половина - физики, другая - математики, кто-то был постарше, а кто и посильней - но в общем группа была хорошая, дружная и не раз ходившая в горы именно в таком составе.



Маршрут был не сложный, а скорее, высотный. Хорошо спланированное путешествие шло по наиболее жесткому плану из-за четырехдневной отсидки в аэропорту Душанбе, когда с юга дул песчаный ветер - "афганец". А когда дует "афганец" - самолеты не летают, потому что и видимость плохая и в воздухе столько песка, что винты отлетают...

Потом погода установилась, мы пошли хорошо, кроме сногсшибательных красот ничего нас больше не тревожило. Были, правда моменты...

... Мы заканчивали радиальный тренировочный выход с одной ночевкой. Это был как бы небольшой поход, но с легкими до умиления рюкзаками. Мы пересекли ледник Сугран, поднялись по другому леднику (в связках), а потом зашли в тыл отрога главного массива хребта Петра Первого и нужно было перейти гребень поверху, в лоб, чтобы вернуться в Сугран, к базовому лагерю.
Ночевали у подножья гребня, место ночевки нам уступил медвежонок, пасшийся тут. Хорошо, что без мамы... Немного он наше желание ночлежничать поколебал. Но потом решили - ну и что, что медведь! Ночевка была спокойной, но утро выдалось ненадежное и грустное: метет снег, холодно и сыро. Быстрые сборы, по 2 ложки взлетной смеси (мед с орехами) в одну пасть плюс кружка чая и... начинаем впахивать круто вверх. А снег идет. И мы идем. Туман все плотнее. Собственно, мы в облаке.



Вдруг до сознания доходит качество тишины! Тишина полнейшая! И вдруг... Шеф орет "Рубись!" - а чего рубиться, если мы никуда не падаем? "Не слышны в саду даже шорохи..." Тут все по команде повтыкали ледорубы и начали смотреть вверх. Сверху, из туманной мути, на нас плыла хоть и маленькая, но лавина. Еще не слипшийся снег струился, мягко огибая неподвижные наши ноги, обтекая древка ледорубов - и уносился дальше вниз. Хорошо, что мы так высоко забрались. Очевидно, гребень где-то близко, склоны тут крутые и снега много в одночасье собраться не может... Действительно, запас снега у лавины кончился, ей удалось засыпать не выше колен даже не каждого из нас. Дождавшись остановки снежного потока, рванули что есть сил к скалам, где-то близко уже было перевальное понижение в гребне, так называемая перемычка. Вот и она. Перемычка типа перевальчика. Из-за тумана ледник Сугран не виден, а только угадывается широкая и глубокая просторная долина. На перемычке видимость - нуль, ветер валит с ног. Но обратного пути нет.
      Потом было свирепое ожидание результатов разведки. Народ стоял на крутом склоне под скальным гребнем, ухватившись кто за что и мужественно "держал" снежные заряды: "От семи ветров штормило, мокрый снег лепило в рыло, где вы, дивные рассветы, одуванчики в траве?" - запелось мне внутри... Шквал за шквалом обрушивался на гребень - доставалось и нам. А в это время два самых опытных человека ("шеф" и его заместитель) рыскали где-то ниже, пытаясь найти приемлемую трассу спуска. То есть, они были в разведке. Нашли, конечно, путь. Спустились мы спокойно, без веревок, на дрожащих от холода ногах, во второй половине спуска шли шеренгой по широкой осыпи, сбрасывая вниз камни, независимо от их размера... Летели искры, шуму было тоже достаточно, и в этом шуме постепенно стали доминировать наши радостные вопли - впереди показался грозный, но теперь уже и желанный ледник Сугран. Осыпь как по заказу стала мелкой и начался настоящий глиссер!!! Делаешь шаг, а проезжаешь вниз на 2 метра! И вместе с твоим ботинком плывут вниз мелкие камни...

Нам осталось только пересечь ледник, чтобы добраться до места базового лагеря, который и лагерем-то не был по-настоящему. Потому что лишнее снаряжение и провиант мы спрятали просто в камнях. И очень кстати: как ни далек этот район от цивилизации и как ни редко он посещаем, но стоя среди камней его левого берега мы увидели вдруг на том, на нашем краю ледника группу! Человек 6 спускались вниз вдоль ледника. Какой бы то ни было информации о группах в этом районе у нас не было. Но это явно были туристы: зеленые штормовки, приличные рюкзаки... Мы пытались кричать, свистеть - никакой реакции. Они нас не услышали, очень уж большое расстояние. Встреча не состоялась. Пока мы пересекали ледник - они ушли далеко вниз.

После ночевки забираем весь груз и делаем чудесный подъем по ледопаду Шини-Бини. В переводе с таджицкого это значит - "посиди-узнаешь". Может, это была шутка Олега Бандуры, а может, и правда этот перевод. Но похоже, что да. Сидеть в ледопаде очень неприятно. Он весь клокочет ручьми и гремит обвалами. Потому надо из него выходить. В принципе перепад самой крутой части не столь уж велик, как для Памира. Прошли ледопад без приключений и вышли в огромных размеров снежный цирк - кольцо вершин на востоке и севере представляло красивейшую гряду сверкающих колоссов, слепящее солнце добавляло блеска, а с противоположного борта цирка, где произошел обвал огромной массы льда, до нас через несколько минут долетели искрящиеся в солнечных лучах льдинки-снежинки...



Путешествие проходило, в общем, под знаком хорошей погоды, свежего снега практически не было. Потому никто ни в трещину не провалился, ни карнизы на нас не падали, а вот досталось нам испытание на тупость уже в самом конце.

Последним нашим перевалом был перевал Юбилейный.
Спустившись с перевала по крутейшей километровой сыпухе и пройдя жутко засыпанный сланцевой плиткой ледник, заночевали на морене. Здесь, на камнях, в безопасном месте, мы, наконец, расслабились - все перевалы позади, а впереди - дорога домой. Вечером был веселый ужин, допивали неизрасходованный спирт из медицинского НЗ, доедали "пиль" (хлебные крошки типа пыли, оставшиеся в холщовых мешках от того, что было сухарями), жгли остатки бензина, орали песни под гитару и болтали допоздна... Такие моменты - самые славные. В будущих своих походах я всегда пытался подольше побыть в этой фазе, а не улепетывать бегом-бегом на научную конференцию. У нас, кстати, был именно такой случай, и на конференцию из нас всех торопился вы думаете кто? Шеф наш торопился. Умный он был очень, радиофизический, секретный, регулярно докладывавшийся, и это у него перешло в профессию, потом, спустя много лет, мы узнали, что никакой он уже не радиофизик, но зато стал более секретным и еще более докладывающимся. Но это отступление. Хотя нет. Из-за его конференции мы вот на тех камнях не насиделись вволю, не напялились на красивейший горный цирк, по одному из склонов которого к нам спускалась наша цепочка следов... Ух!!! ... Неужели? Вот там? И как это мы там... пролезли? - Полный восторг несломанного организма и окрыленной души...

Из-за этой неизвестной никому конференции (никто не то что темы доклада не знал, но и о ней самой не догадывался) пришлось пораньше лечь спать, чтобы затемно встать, чтобы докладчик, видите-ли, успел где-то там, в том месте, которое и не видать отсюда, открыть вовремя рот и получить галочку за участие, которое даст публикацию, а публикация пригодится для защиты дисертации. Меня беспокоило только, где он отмоется перед докладом? Все-таки - Таджикистан...

Утром вышли в 5-30, ибо по плану сегодня был большой переход. На первом же привале (было что-то около 6-00 часов) Саша Ванидовский, кокетливый увалень, но с хорошей координацией, решил пойти погулять за поворот. Причем, с нарушением инструкции (т.е. в одиночку). А потом и координации. То есть, там, за поворотом, он бесшумно свалился в небольшую ледниковую реку - реку, бегущую прямо по поверхности ледника. Такие реки опасны тем, что иногда они резко уходят вниз, в воронки-промоины - и кто попал туда - спасенья нету. Потому в такие речки лучше не нырять. А Ванидовский, видать, поскользнулся и нырнул, выскочил как-то чудом на повороте, уцепившись за камень и, пока не видит шеф, срочно всю одежду снял, выкрутил, а брюки даже побил об камни, чтоб "посуше" были. Потом он с хохотом достал из кармана брюк свои часы и констатировал факт их остановки. Девицы тайком притащили всякой одежды и Саша переоделся.



Шеф сидел на рюкзаках, смотрел вдаль, очевидно планируя трассу спуска, а может, репертировал доклад на конференции, поэтому ничего не понял, дал команду идти - и мы пошли, как ни в чем ни бывало. Интересный день начался интересно. Но главное было впереди.

Мы шли вдоль одной из самых больших рек Памира - Обихингоу. Ее верховья уходили на восток к величественному и популярному леднику Гармо, а нам нужно было вниз, к населенке. Ледниковая зона осталась позади, поэтому надежд на снежные и ледовые мосты не было, все реки были открытыми, мокрыми, а вода в них - весьма холодной.
Большой правый приток Обихингоу задержал нас чуть ли не на полдня. Мы испытали все способы переправы - и шеренгой, и кружком (таджицкий способ), и заводили одиночку на маятниковой длинной страховке - и каждый раз "ходоков в воду" смывало течением. Даже наш почти двухметровый и почти 100-килограммовый Витя по кличке "Крокодил" был смыт течением при погружении чуть выше колена...

Один из трюков Крокодил выполнил с Мусиком по-хитрому: чтобы усилить давление на дно, Мусик залез Крокодилу на плечи. В таком вертикальном тандеме они, действительно, прошли дальше, но в какой-то момент и утяжеленного Крокодила подкосила донная струя и они вместе "нырнули". Страховочная веревка пошла в работу и вот два "пловца" все ближе и ближе к берегу, мы уже готовы их вытаскивать... но Витя вдруг начал сопротивляться!!! Мусик уже встал на собственные ноги, а Витя все барахтался!!! Группа была вообще в шоке - что случилось? Может, таки надо спасать по-серьезному? Мусик рванул к Крокодилу, начал тащить к берегу, а потом бросил, выпрямился и захохотал, заглушая рев реки: с Крокодила, оказывается, струя стащила штаны ... и он никак не желал сей факт предъявлять публике.....



Короче, все намокли, вымотались, нахохотались, но и подустали. После купания приняли мудрое решение - подняться вверх по реке метров 500-700, чтобы в узком месте попытаться переправиться без вхождения в контакт с водой. Это удалось. Свалив чуть ли не единственную большую березу (жаль было ужасно, но выхода не было), мы по шаткому "мосту" переправились через 5-метровый мощный поток. На что ушло не более 1,5 часа. Вспомнились слова из песни - "Нормальные герои всегда идут в обход".



Второй приток Обихингоу мы прошли очень красиво. Умудренные опытом, пошли вдоль реки вверх и очень легко и быстро достигли снежного моста. Проскакав по-козлиному 30-метровый снежник, оказались на правом берегу притока и быстро спустились к Обихингоу. Но главный приз дня был еще впереди...

Уже солнце скрылось за грядой гор, когда мы тронулись дальше. Впереди наш правый берег поворачивал влево, следуя за рекой. И поворот этот в народе уже был известен (т.е., мы читали о нем в описаниях при подготовке к походу). Это так называемый прижим: - скальный отвес метров 100, уходящий прямо в пенный поток реки, вдоль реки он непроходим. Но он обходится поверху. Однако, подниматься нужно намного выше скального отвеса, там есть пологие травянистые склоны. Мы с эти делом опоздали. Мы пошли чуть ли не в лобовую атаку на скалы, а потом, опомнившись, начали запоздалый подъем по крутой (градусов 50-60) конгломератной стене.

Вниз страшно было смотреть - внизу кипела Обихингоу, неся свои воды свинцового цвета и оттого они казались очень тяжелыми, ширина реки была не менее 60-70 метров. Склон был голым, без веточки, без полочек, без приличных камней - сцементированная серая глина. Ледоруб втыкался на 5 см с большим трудом, но очень легко "вытыкался". Самостраховка была единственным способом страховки, т.е. каждый боролся за себя в одиночку. Группа как-то бесконтрольно расползлась по склону, продолжая набирать высоту, все чаще слышалось шмыганье триконями - каждый пытался делать что-то наподобие ступеней, особенно для отдыха перед новым рывком в 2-3-4-5 шагов. Выше всех шли Олег и Коля Пехота. Они оценили ситуацию как критическую и направили свое движение прямо вверх, где виднелся край травянистого и, похоже, более пологого склона. Эта полосочка травки стала вожделенным объектом, о котором все начали мечтать и к которому все хотели добраться. Однако такая смена курса лидеров привела к тому, что они оказались прямо над группой...



Было очень тревожно. Особенно в момент выхода первой двойки на пологий травянистый склон. Тут склон вообще вставал "на дыбы", последние 2 метра были чрезвычайно круты и пройти их надо было с рюкзаком (! - так уж получилось) хотя бы кому-то одному ... Олег интенсивно "топтал" склон, готовясь к решающему штурму кромки, из-под его триконей посыпались мелкие камни, и, разгоняясь, они пролетали со свистом мимо нас, стоящих (это не то слово! - уцепившихся ногтями!) на склоне... Касок на головах, естественно, не было. Но нужно было смотреть вверх, чтобы вовремя увернуться от летящего камешка. Ванидовский не смотрел вверх. Он вверил судьбу случаю, присел снизу под свой рюкзак, втянул голову между коленок и зажмурился, я так думаю. Потому что лица его я не видел. Но то, что он сумел снять рюкзак, говорит, в принципе, о Сашином мастерстве. Я снимать рюкзак не рискнул, очень боялся потерять равновесие. А камни продолжали лететь. Лидерный Олег вытаптывал ступени и "камнепад" не утихал. Один из таких залпов нашел свою цель. Крокодил получил удар мелким камнем по переносице, очки разлетелись, а сам он застыл в удивленной позе, лицо начала заливать кровь. "Не шевелись!" - заорал кто-то, потом еще и еще, все вопили, как бы напоминая человеку, что надо бодрствовать, а не терять сознание. Первым добрался до Крокодила наш "спасатель" Мусик, оставив свой рюкзак на склоне на произвол судьбы.

Только тогда все вздохнули с облегчением - Мусик не даст ему упасть. А Мусик прислонил Крокодила к склону, вытер платком кровь, проинструктировал и быстро и осторожно обшарил склон ниже и нашел две половинки очков. Удивительно! - но линзы были целы.

В это время "лидерные" решали задачу выхода за перегиб второго члена двойки. Олег уже был наверху. Вторым был Коля Леоненко. Славный и смелый мальчик, ироничный и выносливый одновременно. Оказалось - и технически самый подготовленный среди нас. Итак, двое наверху, а все "сбоку"... На подходе к гребешку стоял, почти что паря над горами наш славный Коля Пехота. С грунтом ему повезло меньше, чем Олегу: он чудом стоял под отвесным карнизом и просил хоть бельевую веревку ему подать для успокоения. "Шнурок!!! Любой шнурок!!! Скорее!!!" - доносилось от него сверху (потому что все мы - были пока еще ниже его). Ведь Олег с Леноненко уже был на траве и, по разумению Пехоты, неоправданно долго искали тот самый нужный шнурок... Наконец Пехоте подали конец репшнура и Коля тихонько, без крика, выбрался наверх.

Все были очень рады, потому что, в принципе, спасены. В работу пошла "основа" - нормальная 12 миллиметровая капроновая веревка. Ее толстенный конец спускался к нам из-за травянистого гребня как манна небесная. Страховали каждого. Но никто и не выделывался, дрожь в коленках и холод в животе (это я только про себя) - показывали, что страховка нужна совершенно обязательно. Последние двое над бушующей рекой - Мусик и раненый Крокодил. В сумме это почти два центнера! - потому вытаскивали их по-одному. Сначала Крокодила, который собственно, двигаться не мог, а просто его вытащили силовым способом. При этом на Мусика он свалил столько камней и пыли, что остается загадкой, как Мусик это все выдержал! И вот мы все - за перегибом, над прижимом...

Трава. Стоим. В трех метрах - обрыв, откуда мы выбрались. Спиной к обрыву стоит Олег, сматывая веревку. Все остальные, как бы для надежности - подальше от края... Расслабление почти полное. Не слышно даже рева Обихингоу... В финальной картине происходит еще один эпизод: рюкзак нашей крохотной Валентины, оставшись на мгновение без присмотра, начал катиться вниз. В памяти моей до сих пор вращается короткий мультик с очень четкими изображениями кадров: сначала крики "Рюкзак! Рюкзак!!!", а потом Олег боковым прыжком устремляется к рюкзаку, хватает его и падает на склон. Удивительно то, что его рюкзак при этом остался на месте. Олег много по этому поводу не говорил, но маленький урок был весьма впечатляющим.

Еще пару сот метров по траве, а потом вниз, вниз - и вот мы снова у неуемной и шумной реки, несущей свои воды, похожие очень на абразивный раствор ...
Так мы прошли прижим. Так мы из него выбрались, как я это запомнил.



В тот день мы остановились на ночлег практически ниже ледовой зоны, по всему чувствовалось, что впереди нас ожидает тепло. Мусик умудрился склеить лентой "Крокодиловы" очки, самого Крокодила облили зеленкой до неузнаваемости, Витя был спокойней обычного и тихонько произносил только - "Да,... вот...".
Спалось на камнях хорошо...

Записал в дневник: Сегодня 23 июля 1971 - прошли "Прижим", слегка испугались, есть раненные, настроение хорошее.





Паламарчук Александр
2003-2008


Гостевая книга

         Арт-Базар - сайты киевских художников  
© Alexander Palamarchuk
2000-2018, Kiev, Ukraine