Главная | События | Фото | Видео | Живопись | Поэзия | Рассказы | Статьи | Наши песни | Мои песни | Я пою | Гост. книга | Контакты

Рассказы
------------------------

Горнячка
Яблоки в самолете
Стрельба по сигаретам
Первая женщина
Милицейская забота
Мусик
Памирский прижим
Телесные пребывания
Эскадрилья
На улице Пионерской
Хата у космосі
Створення всесвіту
Правила виживання


 
...\ На улице Пионерской



Мое бессознательное, а потом творческое детство прошло на улице Пионерской. Улица эта была невзрачная, неухоженная, для транспорта непригодная, потому и жизням нашим детским на ней никто не угрожал, кроме нас самих...

Наш дом стоял прямо у стен швейной фабрики. Ворота - огромные, металлические, сваренные из стальных уголков и швеллеров, обычно закрытые, открывались ровно в 6 утра, чтобы впуситить на фабрику пару сотен работниц. В этот момент включали еще и фабричный гудок. А вот сам гудок был точно напротив нашего дома.

Поэтому мои самые ранние в жизни воспроминания - это вот этот кошмарный гудок, мощный и шепелявый, душераздирающий по причине внезапности и близости. Я всегда ждал, когда он кончится. Я даже видел его за забором: он торчал над крышей как перст, воткнутый в небо, меня удивляла несоразмерность его такой маленькой величины и та мощь свисто-гуда, которую он производил. Именно по утрам. Синхронно в комнате родителей начинал скрипеть громкоговоритель, посылая проснувшемуся народу эмоциональный привет в виде песни "Просыпается с рассветом вся советская земля... Огромная, могучая, никем не победимая..."

Вся жизнь "доисторическая" у меня вложилась в несколько пакетов видеоинформации: вот мой старший брат Валерик на столе расправляет ногтем фольгу от конфеты, а я все никак не могу понять - где же тот предмет-распрямитель, хватаю за руку, раскрываю ладонь и ничего не нахожу ... вот мама дарит соседке костюм Валерика, потому что Валерика убили случайно в школе ( кто-то из старшеклассников принес пистолет, стреляли по монетам, рикошет... ) и потому костюм уже некому было носить... вот на меня бросается огромный черный пес... а вот я слышу музыку во время службы в католическом храме, куда меня тайком таскала наша нянечка. Тайком, потому что папа был преподавателем, а в прошлом - офицером, т.е. явно был партийным человеком, а, значит, атеистом, и он бы эти экскурсии немедленно и без обсуждения запретил.

Мне в жизни крупно повезло, потому что на этой же улице жил Ленька Савенков. Наши родители были знакомы - так познакомились и мы.
Ленька был старше меня на один год, поэтому самые новые сведения из физики я узнавал от него, а не он от меня. Выходим, бывало, после уроков и обедов во двор погулять, он хватает меня за одежду - и начинает, захлебываясь, рассказывать о химических превращениях веществ... Тут задача камень побыстрее найти - мы с соседней улицей постоянно воевали и потому без камня как-то было неуютно на душе... А Ленечка был у нас за миротворца: как зарядит рассказ о пращах, например, или арбалетах - все военное внутри стихало, я лез за ним на чердак сарая и мы, сидя у забитого редкими досками окна, долго обсуждали какую-нибудь техническую задачу. А война отступала на второй план.

То есть, мы были мирными людьми. Мы могли что-либо обсуждать бесконечно, если бы не постоянные выпады наших "врагов". Вот слышен свист, удар, потом еще, кто-то лупит камнями по нашему сараю с очень близкого расстояния. Иногда мы скатывались с чердака и пуляли в сторону противников их же камнями, а потом снова занимали позицию - и так до вечера.
По вечерам войны тоже подолжались порою.... И в один из таких вечеров я, несмотря на наличие щита (1\3 часть небольшого фанерного боченка из-под селедки был по размерам, весу и ударной прочности идеальным средством защиты, очень похожим на щиты средневековых рыцарей, правда, селедка тут ни при чем...). Так вот, я размахивал без толку этим щитом, а копье "противника" пролетело мимо него и попало прямо под глаз... С тех пор я знаю, как сыплются "искры из глаз".

Ленькин отец был летчик. И сарай этот был его, дяди Коли. Дядя Коля был таким же изобретательным, как Ленька, если не больше. Однажды он припер с аэродрома списанный топливный навесной бак от самолета и начал хранить его в сарае. Бак был дюралюминиевый, настоящий, военный, слегка помятый, но все равно солидный. Его обтекаемая форма и принципиальная прочность породили у дяди Коли фантазию - сделать такую маленькую лодочку, вырезав вдоль корпуса овальное отверствие.

Но заняться этим утомительным делом было все некогда, поэтому бак лежал среди дров и мы могли его посмотреть и потрогать в любой момент. Он вдохновлял и нас.

То есть, у нас родилась идея создать что-то из области аэро.
А пока идея зрела, мы игрались "самолетиком".

Деревянный самолет у нас был ну просто страшных размеров - с размахом крыльев около метра, толстым фюзеляжем и прочными, толстыми крыльями. Похоже, смастерил его сам же дядя Коля. Мы любили на нем "летать" до опупения. Выглядело это так: мы бежали по улице рядом, чтобы вовремя перехватывать из обессилевших рук друг друга это дивное творение, напоминавшее, кстати, своими формами транспортный "Ли-2" или американский "Дуглас". При этом мы вдвоем страшно рычали, имитируя шум моторов, делали виражи, снижались до земли и сколько можно поднимались (на вытянутые руки), кружились над воображаемыми позициями врагов и сбрасывали с крыльев бомбочки. Комбинация "камнем в лужу" была самой классной по зрелищности. Отбомбившись и напотевшись, возвращались домой, еле волоча ноги. Зато вся улица была в ауте. Вся улица завидовала, но ничего сделать почему-то не могла. И мы тоже верили, что такого самолета на нашей улице не будет никогда и ни у кого.

Когда наши академические знания достигли химических высот, мы начали эксперименты по изготовлению стекла. Лабораторию оборудовали в подвале, большом и сравнительно чистом, заправляли керосином наш списанный с хозяйства керогаз и... колдовали. В обычной жестянке, зажав ее плоскогубцами, подсыпая песка, мы варили стекло... И оно у нас получилось!!!

Стеклоплавильный период затем перешел резко в проектирование "настоящего" самолета.
С топливным баком от МИГа мы решили не связываться, поскольку и без рассчетов было понятно, что он не полетит. Поэтому основным материалом было дерево. Самолет мы сколотили гвоздями, и только потом надолго задумались о двигателе...

Тем временем произошли разные события, по причине которых мы расстались... И мечта осталась мечтой... Ленькина семья сменила место жительства из-за нового назначеняи его отца - капитана-дяди Коли. И потому Леньку увезли очень далеко и без всякого учета его или моего желания. Так мы и расстались, и это, как потом оказалось, было практически навсегда.

Прошло много лет...
Улица Пионерская изменилась, похорошела от асфальта и ухода... Только... Не свистит гудок на швейной фабрике - потому что некому гудеть. Не поет в 6 утра радио "Широка страна моя родная", потому что стране это надоело.. И не бегают по улице мальчишки с деревянным самолетом в руках - потому что некому мечтать...
А о выплавке стекла - так и вообще говорить нечего.


Паламарчук Александр
2006


Гостевая книга

         Арт-Базар - сайты киевских художников  
© Alexander Palamarchuk
2000-2018, Kiev, Ukraine